Финансовые технологии и грядущие изменения в банковской сфере Беларуси

Пока редакция «Большого» внимательно изучает Декрет №8 и переводит свои сбережения в биткоины, Председатель Правления ОАО «Белинвестбанк» Андрей Бриштелев советует не волноваться: все в будущем будет хорошо. И с деньгами, и с банками, и с нами.

Андрей Бриштелев
Заместитель Председателя Правления ОАО "Белинвестбанк" Андрей Бриштелёв

— Могут ли финансовые технологии (FinTech), в частности блокчейн, в будущем похоронить то, что мы сегодня называем банковскими структурами?

— Я привык исходить из того, что все развивается по спирали. Например, в 18-м веке банковская деятельность осуществлялась через наличное денежное обращение, все считали на счетах. Потом появился прототип безнала — записи по счетам, и люди начали привыкать к тому, что средства у них есть, но они их материально не ощущают. Безнал продолжал развиваться, но банки остались живы. То же самое будет в эпоху FinTech: банковские структуры приспособятся и трансформируются. Как многое ушло с совершенствованием безналичных расчетов, так многое из привычного понимания банковской структуры уходит и сейчас — с появлением цифровой подписи, электронных платежей, дистанционных каналов обслуживания. Например, с развитием контакт-центров и внедрением чат-ботов уходит в прошлое человеческий контакт: при развитии технологии первой линии поддержки клиента обслуживающий персонал в этом сегменте не нужен.

Финансовая структура будущего — это «банк на диване», «банк в путешествии», «банк в ходе переговоров», когда при помощи смартфона или планшета в любую секунду можно удовлетворить свои финансовые потребности. В стратегию развития нашего банка на ближайшие три года входит создание своеобразной финтехэкосистемы, когда все крутится вокруг человека, чтобы в погоне за успехом и хорошей жизнью он не забывал про основные ценности. Например, внедрение онлайн-кредитования и онлайн-депозитов позволит освободить человека от похода в банк, оформления допбумаг и ожидания в очереди. Банки переходят в неосязаемую часть системы, когда ты не можешь их почувствовать. У тебя за спиной появляется финансовый ангел, благодаря которому теперь есть время на семью, на звонок родителям. Подписанный президентом 21 декабря 2017 года декрет №8 «О развитии цифровой экономики» значительно ускорит все эти процессы.

— Сейчас быстрыми темпами набирает популярность экономика совместного потребления, когда, допустим, люди вместо персональной покупки автомобиля используют его вскладчину (или прибегают к услугам Uber). А рост мобильности на рынке труда вынуждает людей не приобретать дома и квартиры, а пользоваться арендой, ведь неизвестно, где ты будешь завтра. Соответственно, заметно снижается спрос на такие популярные банковские продукты, как автокредитование или ипотека. Современные тренды, которые будут только развиваться, сильно угрожают банковской системе?

— Не думаю. В рамках экономики потребления есть еще и производитель, который для того, чтобы побыстрее продать партию товара, заинтересован в том, чтобы вещь как можно быстрее выходила из строя. Вспомните, какие автомобили делали в 1980-е: сталь 3-4 миллиметра, хорошая прочность. Сейчас тебя готовят к тому, чтобы через 5-6 лет ты сменил автомобиль — и не важно, как ты им пользуешься, персонально или вскладчину. Думаю, такие тенденции сохранятся и с появлением беспилотной техники.

Что касается ипотеки, все зависит от того, насколько глобально будет развиваться миграция трудовых ресурсов. В будущем мы наверняка придем к двухсегментной модели ипотеки, когда одна часть населения — порядка 20% —  будет строить, сдавать и содержать ипотечные (в том числе арендные) дома, а остальные граждане начнут перемещаться с места на место, реализовывать различные проекты. Банки ничего не потеряют: будем кредитовать управляющих недвижимостью, а они сами станут разбираться с арендаторами. В целом население, по многочисленным прогнозам, будет расти, продолжаются исследования на тему, сколько сможет выдержать земной шар. Когда численность населения достигнет пика, когда остро станет вопрос о достаточности съестных запасов, изменятся и требования к жилью. К тому же миграционный трудовой капитал не будет предъявлять люксовых требований к проживанию. А за таким капиталом будущее: с развитием FinTech и в целом искусственного интеллекта вырастет и потребность в технарях, которые будут перемещаться по разным странам, реализовывая проекты.

— В чем вы храните свои сбережения и на что их откладываете? На свадьбу детей?

— Сбережения храню в белорусских рублях, от валютных депозитов отошел лет пять назад. О свадьбе детей думать еще рано — они пока маленькие, поэтому вместе с женой ставим более близкие цели: отпуск, покупка автомобиля и т.д.

— А биткоины у вас есть?

— Ни биткоинов, ни эфириумов, ни талеров, ни другой криптовалюты у меня нет, да и не вижу в этом смысла.  Да, криптовалюта сейчас является интересной формой, не буду спорить с теми, кто считает, что за ней будущее, но лично для себя пока не нашел достаточного количества аргументов, чтобы поменять свое отношение к этому явлению. У национальной валюты есть ряд важных преимуществ: она обеспечена, поскольку эмитируется государством; ты точно знаешь, чья она, кто твой контрагент по обязательствам; она регулируется экономическими законами, принятием решений. А криптовалюта чем обеспечена? Недавно Венесуэла объявила о выпуске своих 100 миллионов «биткоинов», но, несмотря на то, что известна эмиссия, что за ней стоит? Кто эмитирует хэш-код, который надо подобрать? Есть к криптовалютам и много других вопросов. Условно говоря, мы можем считать, что биткоин по стоимости — бутылка воды, а почему не две? Кто это устанавливает?

— Хорошо, убедили, что без нацвалюты никуда. Расскажите, что будет в будущем с процентными ставками? Будут ли они со временем максимально низкими во всем мире, с учетом того, что сейчас потребление в развитых странах насыщено и растет медленнее, чем доходы?

—  Должен присутствовать баланс: все не могут быть богатыми — наступит инфляция. Пока экономические законы, которые выработало общество и по которым живет, не перешли в иную степень экономического бытия. При избытке сбережения всегда будет перераспределение — работает закон капитализма: богатый становится богаче, бедный — беднее. Чем больше люди способны выложить, тем выше становится цена, которая не будет зависеть от себестоимости. Рынок будет сбалансирован, и перекоса в экономических законах не произойдет.

Что касается нашего региона, мы исходим из местных экономических реалий, влияющих на менталитет. Мы всю жизнь жили с высокими процентными ставками, инфляцией и с осознанием того, что депозиты были одним из основных источников дохода в семье. Не зарплата (деньги, которые ты заработал), а проценты! Депозиты должны сберегать средства, а не зарабатывать. Вот мы и привыкли к высоким процентным ставкам: купил валюту, положил на депозит, высокая процентная ставка плюс девальвация — я зарабатываю, хорошо живу. Сейчас, благодаря политике Нацбанка, таких перекосов значительно меньше.

— Скоро мы вступим в эпоху искусственного интеллекта. Означает ли это, что системы безопасности, в том числе и в банках, будут совершенны, и что о киберпреступлениях мы забудем?

— Если говорить о теперешних достижениях, то технология блокчейн —  по заявлениям —  гарантирует прозрачность, достоверность, защиту от воровства. Но пока мы не задались целью что-то украсть, воровства не будет. Если один гениальный ум создал отличную систему, это не означает, что не найдется второй, не менее гениальный, способный создать противовес и сбалансировать ситуацию.  
— Выживут ли наличные деньги в конкуренции между банковскими расчетами, электронными системами и криптовалютами? Кому и для чего в экономике будущего они будут нужны?
— У безналичных платежей много преимуществ, приносящих пользу государству. Например, это защита от террористической угрозы, наркотиков, торговли оружием: безнал более прозрачный и понятный, в этой системе всегда просто отследить отправителя и конечного получателя, и государство, контролируя денежные потоки, реализует одну из своих важнейших функций — создание безопасности для граждан.

При безналичном расчете произведенная транзакция всегда будет видна. С другой стороны, такая прозрачность убивает ощущение свободы. Бывают ситуации, когда человеку, например, нужно сделать подарок. Конечно, знать об этом заранее никто не должен. Наличный расчет является в этом помощником. Думаю, при нашей жизни оборот наличных денежных средств останется — до отказа от налички еще достаточно долго.

— Насколько опасны для банков крупнейшие интернет-компании (Google, Apple, Facebook), которые либо уже вводят, либо собираются вводить собственные платежные системы?

— Я думаю, что в конечном счете получим синергетический эффект крупнейшей компании и банка. Поиск информации, совместное объединение при продажах продукта, попадание в алгоритмы.
В данном случае появляется инструментарий для заработка. Но при этом банки в экономике будущего по-прежнему будут играть роль кровеносных сосудов. Люди могут контактировать напрямую, но каждый из участников сделки хочет быть уверенным, что, к примеру, отправив товар, он получит деньги. Пускай структура, выступающая гарантом при разных операциях, будет называться необанком, будет являться частью FinTech, но она в любом случае нужна — в настоящем и будущем.

Беседовал: Сергей Зубелинский
Фото: Александр Конотоп

Источник: пресс-служба ОАО "Белинвестбанк"

Если вы заметили неточность, пожалуйста выделите текст и нажмите Ctrl + Enter
Аватар пользователя Anonymous
Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.